Ієрарх Болгарської Церкви: Якщо б усі Помісні Православні Церкви висловилися про неканонічність дій Константинопольського Патріарха, це б зберегло єдність Церкви (рос.)

П’ятниця, 08.02.2019 17:23

Церковный вопрос в Украине состоит не в том, «кто кого поддержит», а в существовании Православной Церкви такой, какой она всегда и особенно со времён Вселенских Соборов была – Единой и Соборной. Об этом сказал в интервью Аналитическому центру свт. Василия Великого митрополит Видинский Даниил, епископ Болгарской Православной Церкви, сообщает Информационно-просветительский отдел УПЦ.

— Ваше Высокопреосвященство, сегодня неспокойное время и для вселенского Православия, и для отдельных Поместных Церквей. Часто люди прежде всего видят какие-то земные причины происходящего: деньги, борьба за власть и славу, геополитические столкновения между США и Россией. На Ваш взгляд, каковы глубинные духовные причины происходящего? Почему мы, православные, пришли к такой ситуации?

— Да, мы живем в неспокойное время. Говорится о глобализации – попытке установить новый мировой порядок с единым центром управления над целым миром. Одновременно мы являемся свидетелями политического и экономического напряжения между различными мировыми державами. Мы видим военные конфликты, миграцию огромного количества людей из и в ряд стран, что ставит мир перед множеством вызовов. Наряду с этими и другими процессами, можно сказать, общество почти в каждой стране мира переживает беспрецедентные изменения в ценностной системе – изменения образа жизни людей, изменения их личностного облика, нравов, поведения, облика всего общества. Православная Церковь хоть и не от мира сего, но живёт в миру. Мы живём в этом мире, и, увы, случающееся в нём неминуемо влияет на нас.

Между нами, православными, становится всё меньше взаимопонимания. Как будто синдром Вавилона влияет на нас всё сильнее. Язык, который мы употребляли и прекрасно друг друга понимали – болгары, русские, греки, сербы, румыны, арабы, американцы, грузины и вообще православные изо всех народов мира – язык православной веры, евангельские принципы, церковные правила – все эти вещи, которые „все, всегда и всюду“ (св. Викентий Лиринский) в Церкви понимались одинаково и служили нашему единству; сегодня этот язык – ряд ясных понятий в нём – начинает претерпевать превратные интерпретации, и это расстраивает наши взаимоотношения.

Происходит что-то вроде того, что было в Вавилоне, когда люди возгордились и решили построить башню до небес, т.е. построить непоколебимое здание своей общественной жизни и увековечить свою общественную систему, устроенную по законам своих страстей. Иначе говоря, они стремились построить рай здесь, на земле, но без Бога – как буквально говорили большевики и как современные глобалисты обманывают людей.

Они хотели своим греховным страстям – высокомерию, жажде власти, алчности, как Вы сказали, распущенности нравов, противоестественным грехам и т. д. — придать Божественный авторитет, увековечить их и сделать неизменным законом для всего человеческого общества. Но получилось так, что это стремление привело их к такому состоянию, в которое Господь их предал – повреждению мышления, повреждению понимания природы вещей.

Между нами, православными, становится всё меньше взаимопонимания. Как будто синдром Вавилона влияет на нас всё сильнее.

Кому нужна была известь – рабочие несли ему воду, кому кирпичи – тому несли что-то другое, и так их попытка построить земной рай со своими греховными страстями, без Бога, провалился, как всегда было в истории человечества при подобных попытках.

Сегодня мы являемся свидетелями чего-то подобного в православном мире. Господь сказал нам: „да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого” (Мф. 5:37). Но мы не обращаем внимания на эти слова. Некоторые лица, которые ещё недавно недвусмысленно официально заявляли, что признают территориальную целостность и единство Русской Православной Церкви – Московского Патриархата, включая территорию государства Украины, также и её неотъемлемые права на самостоятельное управление церковными делами в пределах своей канонической территории, вскоре отказались от собственных подписей на множестве документов, которые подтверждали указанные права.

Так, например, Патриарх Варфоломей многократно подтверждал, что принимает и признаёт церковное наказание, низложение бывшего киевского митрополита Филарета Денисенко (а после извержения из сана Денисенко был отлучён от Церкви), решение о котором было принято Архиерейским Собором РПЦ, также и окончательность этого решения. Т.е. что это решение полностью в компетенции РПЦ и не подлежит апелляции. После всего этого в октябре прошлого года Константинопольский Патриарх принял от него и от так называемого „митрополита“ Макария Малетича апелляционные просьбы, и в нарушение церковных правил и элементарных принципов церковного судопроизводства „восстановил“ их в сане, и сверх того вступил в евхаристическое общение с этими раскольническими группами. Так слово „да“ Патриарха Варфоломея стало „нет“.

Ещё одной серьёзной проблемой в понимании взаимоотношений между Поместными Православными Церквями является решение Константинопольской Патриархии об отмене документа более 330-летней давности, изданного Константинопольским патриархом Дионисием в 1686 г.

Более 330 лет ни одна из Поместных Православных Церквей не ставила вопрос о законности выборов Киевского митрополита, законности епископских хиротоний и выбора правящих архиереев в епархиях современной Украинской Православной Церкви, равно как и обо всех решениях и постановлениях церковных судов в этой Церкви.

…Бесспорным является то, что в межправославных отношениях всё это время имеют полную силу церковные правила о том, что юрисдикционные границы Поместных Церквей не смешиваются, а власть их Предстоятелей не распространяется на границы других Поместных Церквей, как, например, об этом говорят 2 правило II Вселенского собора и 8 правило III Вселенского собора…

Но претензии на такие права предъявляются. Такие изменения у некоторых людей в „от века утверждённом“ понимании канонического устройства Православной Церкви, которое определяет её образ управления, и их попытка навязать это видение на остальные Поместные Православные Церкви приводит к напряжению в межправославных отношениях.

— Владыка, в интервью порталу «Гласове» Вы отметили, что «спор в Украине — не просто спор между двумя Поместными Церквами. Он имеет отношение ко всей Православной Церкви». В связи с этим, какие последствия именно для Болгарской Православной Церкви могут иметь действия Константинопольского Патриархата и его специфическая «экклезиология» «восточного папизма»?

— Прямо в настоящий момент мы имеем официально заявленные претензии со стороны Константинопольского Патриарха на исключительные привилегии Константинопольской Церкви в отношении «надграничной юрисдикции» не только на территориях так называемой «диаспоры», но и на территориях Автокефальных Поместных Церквей – так как он сам высказался о «надтерриториальном уврачевании всех церковных вопросов». В так называемом Томосе, который Константинопольский Патриархат издал 6 января текущего года, открыто постановлено, что новообразованная церковная структура в Украине признаёт своим главой Константинопольского Патриарха и делается попытка установить эту позицию также в отношении других Поместных Церквей, с выражением, что эти Церкви также признают Патриарха Константинопольского в качестве их главы. Эти претензии вступают в прямое противоречие с 34 апостольским правилом, которое постановило о церковном управлении в Поместной Церкви и, с другой стороны, со 2 правилом III Второго Вселенского собора и 8 правилом 3 Вселенского собора, которые, как мы говорили, запрещают Главам Поместных Церквей распространять свою власть на территории других Поместных Церквей.

Таким образом, налицо попытка подменить значение автокефального статуса Поместных Автокефальных Церквей. Говорят об автокефалии, самоуправлении Поместных Церквей, но фактически полномочия на управление этими Церквями передаются престолу Константинополя.

В публичном пространстве церковный вопрос в Украине смещается в плоскость того, кто кого поддержит – Константинопольский или Московский Патриархат. Хотя вопрос здесь сводится не к этому, а к самому существованию Православной Церкви таким образом, каким она всегда существовала и особенно со времени Вселенских Соборов.

Такое присвоение полномочий содержится и в условиях, которые предусматривает так называемый Томос. В нём написано, что епископы и священнослужители новоучреждённой церкви имеют право прибегать к апелляции к Константинопольскому Патриарху, также как такие претензии Патриарх Варфоломей прямо заявляет ко всем другим Поместным Церквям.

Это само по себе является попыткой прямого вмешательства в дела каждой Поместной Церкви, в то время как такие требования находятся в прямом противоречии с правилами 28 (37) и 125 (139) Карфагенского собора, которые по 2-му правилу Пято-Шестого Вселенского собора (на котором были кодифицированы каноны Церкви, принятые до тех пор) приобретают общеправославную силу.

Кроме того, вменяется в обязанность новой структура в Украине по наиболее важным вопросам обращаться к Константинопольскому Патриарху за авторитетным мнением, и вновь упоминается о полномочиях этой Церкви давать авторитетное разрешение поставленного вопроса, без необходимости его постановки на общеправославное обсуждение. Согласно Томосу, Константинопольский Патриархат является своеобразным каноническим «посредником» между новоучреждённой структурой и остальными Поместными Церквями. И здесь опять Константинопольская Церковь пытается присвоить те полномочия и качества, которые присущи всей Соборной Православной Церкви.

Необходимо подчеркнуть, что уже только из-за этих и других подобных им текстов в так называемом Томосе, в которых пытаются узаконить притязания Константинопольского Патриархата на надграничную юрисдикцию, исключительно важно, чтобы Поместные Церкви не приняли этот документ как имеющий силу. В противном случае не только для БПЦ-БП последствия будут катастрофическими, но под угрозой находится единство и соборность всей Православной Церкви.

Это важно учитывать Поместным Церквям, потому что в публичном пространстве церковный вопрос в Украине смещается в плоскость того, кто кого поддержит – Константинопольский или Московский Патриархат. Хотя вопрос здесь сводится не к этому, а к самому существованию Православной Церкви таким образом, каким она всегда существовала и особенно со времени Вселенских Соборов.

Амбиции Константинопольского Патриарха на первенство не только чести, но и власти в Православной Церкви не случайны. Очевидно, что эта власть не является самоцелью. Сегодня, чтобы достичь своих амбиций, он не постеснялся совершить вероломство, вторгнувшись на чужую территорию и оказав содействие государственной власти на Украине в гонении двух третей православных украинцев. Какой врач, чтобы вылечить рану, разрезает две трети здорового организма, ставя ему диагноз «больной» и оставляя одну треть, которой при серьёзной болезни поставлен диагноз «здоров»?

Такое беспрецедентное вероломство не может быть самоцелью, и поскольку официально заявлены претензии на право юрисдикции над всей Православной Церковью, Патриарх Варфоломей не перестанет пытаться навязать их. С другой стороны, учитывая сильное вмешательство различных влиятельных государств и их поддержку действиям Константинопольского Патриархата на Украине, думаю, что существует связь с глобальными процессами и амбициями сосредоточения надъюрисдикционных полномочий в руках Константинопольского Патриарха.

Используется метод «сваривания лягушки с постепенным нагреванием воды,» при котором лягушка не чувствует момент, когда она не может выскочить из сосуда. Если её бросить в сосуд с горячей водой, она бы выскочила, но, расслабленная от постепенного нагревания воды, она больше не сможет этого делать. Точно так же Православные Поместные Церкви подвергались этим ошеломляющим действиям Константинопольского Патриархата в последние месяцы и недели.

Если сейчас не будут предприняты решительные действия, а именно Поместные Церкви определятся и не примут действия Константинополя как имеющие каноническую силу (сохраняя, таким образом, единство и соборность в Православной Церкви), существует опасность того, что право надграничной юрисдикции Константинопольского Патриархата (которое он ловко подбрасывает в попытке получить законность через так называемый Томос от 6 января текущего года) будет действовать расслабляюще на нашу рассудительность, совесть, волю, пастырскую ответственность, и так неприметно утратим „ту свободу, которую даровал нам кровью Своею Господь наш Иисус Христос, освободитель всех человеков” (8-е правило Третьего Вселенского собора), что не дай Бог случится!

 Владыка Даниил, в письмах, разосланных Поместным Православным Церквям, Патриарх Варфоломей заявляет, что имеет исключительное право вмешиваться во внутренние дела каждой Церкви. Также он давно сослужит с католиками, поддерживает экуменизм и этнофилетизм, разрешил второбрачие духовенства. Теперь же Патриарх Варфоломей признал анафематствованных раскольников «православными» и сослужил с ними, а граждан Сергея Думенко и Николая Малетича (не являющихся членами Церкви) – «митрополитами». Что Вы об этом думаете? Есть ли предпосылки для того, чтобы прочие Православные Поместные Церкви прекратили поминовение Патриарха Варфоломея и соборно осудили его убеждения и действия?

— Прежде всего, как я уже упоминал, я считаю исключительно важным, чтобы Поместные Православные Церкви в это время сказали правду о неканоничности действий Константинопольского Патриарха в Украине. Это, я считаю, очень помогло бы сохранить единство Православной Церкви. Думаю, что это также поможет восстановить евхаристическое общение между Московским и Константинопольским Патриархатами. Это очень важно. Я не хочу думать о последствиях другого развития вещей.

 Можно ли ожидать в ближайшем будущем решения Священного Синода Болгарской Церкви по украинскому вопросу, с учётом того, что семь митрополитов уже выступили в защиту канонической Украинской Православной Церкви?

— Некоторые Поместные Церкви в течение последних нескольких месяцев неоднократно выражали свою позицию несогласия с действиями Константинопольского Патриархата. Позиция Болгарской Патриархии до сих пор была в поддержку каноничности. Перед последними драматическими событиями, которые начались в апреле прошлого года, Священный Синод направил письма, в которых засвидетельствовал, что признаёт единственной канонической Церковью в Украине УПЦ с Предстоятелем Его Блаженством Киевским Митрополитом Онуфрием.

Считаю исключительно важным, чтобы Поместные Православные Церкви сказали правду о неканоничности действий Константинопольского Патриарха в Украине. Это очень помогло бы сохранить единство Православной Церкви.

Письма были также направлены Президенту Петру Порошенко, в них Священный Синод выразил своё беспокойство по поводу вмешательства государственной власти в дела Церкви в Украине. Моё личное мнение таково, что Священный Синод не имеет морального права менять свою принципиальную позицию. Будем молиться, чтобы Бог помог отстоять эту позицию!

Кафедральный собор святых Кирилла и Мефодия (БПЦ) в США

 Ваше Высокопреосвященство, Вы долгое время были викарным епископом в Болгарской зарубежной епархии в США, Канаде и Австралии. Случались ли какие-то конфликты в отношениях Константинополя с болгарской диаспорой?

— Нет, конфликтов с Греческой архиепископией, Константинопольским Патриархатом у нас не было – ни между архиереями, ни между духовенством, приходами и верующим народом. Болгарской заморская епархия многие годы управлялась Высокопреосвященнейшим Митрополитом США, Канады и Австралии Иосифом, который внёс большой вклад в благоустроение церковной жизни в епархии и в поддержание традиционно добрых взаимоотношений с епархиями Православных Церквей в этих странах.

Я даже могу сказать, что, несмотря на серьёзные разногласия, которые, как представители БПЦ-БП на епископском собрании США, мы имели в основном с представителями Константинопольского Патриархата по поводу попыток принять проект Собрания для приведения Православной Церкви в США под единую администрацию (которая во всех разрабатываемых проектах должна была подчиняться Константинополю), наши отношения с греческими архиереями, духовенством и верующими всегда были дружескими.

Я думаю, что это во многом связано также и с личными качествами архиепископа Димитрия, который является замечательным священнослужителем – глубоко мудрым, кротким, благим, незлобивым. Возникла напряженность, когда, как представители нашей Поместной Церкви, мы отстаивали канонически обоснованное право Поместных Церквей на юрисдикцию на территории так называемой диаспоры, но архиепископ Димитрий не позволил этой напряжённости повлиять на наши отношения.

Могу сказать, что мы даже не чувствовали охлаждения между нами, наоборот, много раз, как Церковь с гораздо благоустроенной церковной жизнью, они помогали нам там, где это нужно нашей православной общине. Мы им благодарны. Бог да поможет сохранить эти взаимоотношения в будущем.

— Хотелось бы обратиться ещё к другой теме. Владыка, удаётся ли болгарским приходам за рубежом вести миссию среди местных народов, обращать их представителей в Православие? Есть ли какие-то интересные примеры по этому вопросу?

— Есть интересные примеры миссии наших приходов в США, в первую очередь среди болгарских общин в этих приходах. Как мы знаем, сегодня в наших православных странах есть много людей, которые традиционно воспринимают себя как православных, но вера мало проявляется в их жизни. Однако традиция связывает их с православным храмом, с православным священником. Есть много случаев с нашими соотечественниками на чужбине, которые имели веру, но православная духовность не была им известна, — когда они руководствовались потребностью в молитве в различных житейских случаях, пришли в храм, и соприкосновение с молитвой, с богослужением так подействовало на них, что они заново открывали веру и она реально меняла их жизнь.

Они видели, что богослужение – это не просто церемониал, как думают многие вне Церкви; но, наоборот, посредством молитвы, особенно молитвы Церкви, Бог общается с нами, если, конечно, мы искренни и внимательны в этом общении. Для этих людей подобный духовный опыт, при котором Божья благодать по-своему свидетельствует о своём действии в них, является неожиданностью. Они даже не подозревали, что общение с Богом может быть таким конкретным и личным. Таким образом, через Церковь для них раскрывается целый духовный мир, о котором они даже не предполагали, что он существует.

Богослужение – это не просто церемониал, как думают многие вне Церкви; посредством молитвы Церкви Бог общается с нами, если, конечно, мы искренни и внимательны в этом общении.

Я сам был свидетелем того, как такое духовное переживание изменило жизнь многих людей, целых семей. Для них приход на богослужение в воскресный день стал радостным событием, которого они ожидают в течение всей недели. Они начинают понимать свою жизнь как часть церковной общности – братские взаимоотношения, внимание и забота о человеке рядом с вами, и вообще искреннее общение между людьми воспринимается уже не просто как добрые нравы, не просто как нечто, создающее хороший общественный порядок, но осознаётся как духовное богатство, которым их души реально обогащаются вследствие проявления братской любви к другим. Они видят, насколько реальны слова Господа Иисуса Христа: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них».

Эти люди начинают видеть, как поступки, продиктованные эгоистичными наклонностями (например, из-за скаредности или нежелания жертвовать своим временем, или из-за того, что мы презираем слабых, отказываясь помочь нуждающемуся человеку; или всегдашняя привычка настаивать на своём мнении и не иметь покоя, пока мы не навязали его; или чувствовать себя уязвлённым, испытывать зависть, если в нашем присутствии говорятся добрые слова о каком-то другом человеке), расстраивают взаимоотношения с окружающими людьми, и что ещё более важно – лишают их радости, которую они имели до проявления этих страстей.

Они больше не боятся видеть свои слабости и ошибки, потому что они понимают, что Бог рядом и готов помочь преодолеть эти слабости и ошибки. Борьба со своими эгоистичными, греховными наклонностями становится для них источником вдохновения, потому что они осознают, что Божья благодать реально им содействует и сильна изменить их, искоренить греховную привычку. Это истинное вдохновение для этих людей, их жизнь даёт им особую жизнерадостность; жизненные трудности уже не такие обескураживающие, потому что они на деле видят, что с Божьей помощью всякая трудность преодолима, и даже в самом принятии креста, в принятие и преодолении трудностей, которые Бог на нас возлагает, есть большое утешение.

Давайте безропотно нести наш христианский крест и усердно молиться Господу, чтобы Он избавил Свою Церковь от разделений!

Есть много подобных случаев и среди местных жителей, которые живут недалеко от болгарских приходов за границей. Кроме того, в заморской епархии БПЦ есть приходы, в которых священниками и прихожанами являются преимущественно местные жители, американцы. В каждом из них есть люди, которые какое-то время – один, два года или более — готовятся к крещению. Эти примеры свидетельствуют, что все эти приходы выполняют свою миссию свидетельствовать о Православной вере и помогать Божьему промыслу о спасении людей, которые желают быть спасёнными.

 Напоследок хотели бы попросить Вас дать духовный совет для тех людей – наших братьев и сестер, которые прочтут это интервью.

— Давайте безропотно нести наш христианский крест и усердно молиться Господу, чтобы Он избавил Свою Церковь от разделений!

Просмотров: 737

Залишити відповідь